Багато українців сходяться в тому, що реальні зрушення в країні можливі лише зі зміною поколінь у владі. Однак чимало і тих, хто вважає, що майбутні політики виявляться не на багато кращими за тих, хто є зараз. Якими мріями і цілями живуть молоді українці, котрі пов’язують своє майбутнє з політикою? У чому полягає їх інтерес до світу влади? Чим відрізняється політично активна молодь з різних частин країни? Чи готові ці люди брати на себе відповідальність за побудову нової України? Ці питання портал «Фраза» задавав Ользі Будник – виконавчому директорові Центру. (Далі – рос.)

Ольга, с какими возрастными группами молодёжи вы работаете?

От 18 до 29 лет. Это тот возраст, который ещё позволяет работать с ценностной базой. Наш проект называется «Высшая политическая школа». Он уникален тем, что мы говорим не о каких-то практических вещах, а непосредственно о ценностях в политике, идейных основах, правосознании.

Также приглашаем футурологов и предлагаем участникам пробовать моделировать будущее.

Мы пытаемся обратить внимание молодых людей на философский аспект политики, так сказать, вернуть к истокам. Чтобы они через эту призму посмотрели на то, что сейчас происходит в Украине, и решили, каким путём они хотят пойти — проторенным «комсомольским» или качественно новым.

Некоторые из тех, кто проходил у нас обучение, стали заместителями мэров, губернаторов, депутатами местных советов. Им очень сложно в сложившейся системе. Как правило, она либо поглощает «свежую кровь», либо отторгает. Люди, которые хотят что-то менять, зачастую оказываются в моральной изоляции и уходят. Но даже за короткое время работы в госучреждениях нашим выпускникам удаётся внедрять новые правила игры.

Недавно мы совместно с Малой академией наук, благотворительным фондом «Дети надежды» и молодёжной инициативой «Сердце в ладошках» добавили к своей целевой аудитории школьников. Это 8-10 классы. В рамках проекта «Агенты изменений» говорим с ними о лидерстве, менеджменте, о том, как воплощать свои мечты в жизнь. Также выполняем с ними различные психологические упражнения, помогающие им лучше узнать себя и окружающий мир.

Вы приглашаете на обучение молодых людей со всей Украины или из отдельных регионов?

Со всей страны. При этом, рассматривая анкеты кандидатов, отдаём предпочтение представителям маленьких городов и сёл. «Высшую политическую школу» мы проводим в три этапа в разных городах. Это однозначно не Киев. Берём по одному городу на Юго-Востоке, Западе и в Центре. Занятия с футурологами проводим в столице.

О каких ценностях вы говорите с молодёжью?

Прежде всего об ответственности, сотрудничестве, гражданской активности, как эти ценности применимы на практике, как они проявляются в делах, особенно при принятии решений в критической ситуации.

Нередко возникает диссонанс: например, участники декларируют такую ценность, как честность, но когда их просишь ответить самим себе, сколько раз в день или неделю они обманывают, на их лицах появляются иронические улыбки.

Отдельное внимание уделяем лидерству. Мы подчёркиваем, что есть два типа лидерства — публичное, требующее широкого спектра личностных качеств, и персональное, которое проявляется в самоорганизованности. Мы ориентируем на то, что нужно сравнивать себя не с другими, а с собой вчерашним, и что совершенствовать себя можно каждый день.

Какими мечтами и целями живут молодые люди, с которыми вы работаете?

У юго-восточной аудитории первое желание, чтобы быстрее закончилась война. Особенно это прослеживается у детей. Молодёжь из других регионов тоже хочет, чтобы поскорее наступил мир, но те, кто живёт ближе к фронту, больше об этом говорят.

У многих заметны амбиции попасть в органы власти и, как минимум, попытаться что-то сделать для страны. Властные полномочия сами по себе их мало интересуют. Некоторым кажется, что молодые люди страшно амбициозны и рвутся в политику. Но в нынешней Украине власть зачастую воспринимается как нечто негативное, поэтому молодого человека непросто мотивировать пойти в политику. Мы же объясняем, что если никто не будет к этому стремиться, нами и дальше будут управлять те, кто сейчас, и качество политической жизни изменится ещё нескоро.

Школьники хотят создавать семьи, некоторые мечтают получить образование в заграничном вузе, кто-то видит себя в будущем чуть ли не президентом. Их желания пока ещё не совсем сформированы, они пока больше думают о большом и прекрасном. В этом плане с ними интересно работать, помогая им вывести их мечты на практический уровень, показать, как можно реализовывать маленькие задачи, чтобы постепенно идти к большой цели.

Чем отличаются молодые активисты из разных регионов страны?

Молодёжь с Востока прагматична и склонна к жёстким правилам. У южан более сумбурное и креативное мышление. На Западе и в Центре любят говорить о возвышенных вещах. Если всё это объединить, получится идеальное сочетание. Такое сотрудничество может дать огромный результат.

Поэтому мы пытаемся научить их работать в команде, чтобы проявлялось не только «я», но и «мы».

Что для них означает успех?

Они переросли общество потребления. Им это уже неинтересно. Для них успех заключается в самореализации, достижении личностных и профессиональных целей, в том, чтобы оставить след в истории. Они стремятся к достойному материальному положению, но не ради него самого, понимая, что не в деньгах счастье. Поэтому они хотят создавать семьи, заниматься чем-то интересным и полезным, жить в уютных местах, не цепляясь за мегаполисы.

В то же время некоторые задумываются об эмиграции, считая, что за рубежом им будет лучше. В связи с этим мы часто повторяем, что, несмотря на все проблемы, сегодняшняя Украина — это страна уникальных возможностей, которые вряд ли сейчас можно найти в каком-то другом месте.

Далеко не все у нас доверяют общественным организациям, которые сотрудничают с иностранными донорами: мол, они работают на интересы Запада, а не Украины. Что можете сказать по этому поводу?

Таким критикам сразу хочется задать встречный вопрос: насколько наше население платежеспособно, чтобы оплачивать те или иные образовательные услуги, и готовы ли мы полностью отказаться от внешней помощи в этой сфере?

На самом деле доноры выступают посредниками, общественные организации — исполнителями, а заказчики — это активисты, студенты, чиновники и другие люди, которые пользуются нашими услугами. Мы исходим из тех потребностей, которые на данный момент существуют в Украине, а не где-то за границей. И нам никто не надиктовывает, на какие темы мы должны проводить тренинги и семинары. Если развитая Украина с высокообразованным населением — это интерес наших иностранных партнёров, тогда, наверное, можно сказать, что мы работаем на них.

Но, по моему глубокому убеждению, это нужно прежде всего нам. Поэтому мы используем соответствующие возможности, чтобы развивать гражданское общество здесь и сейчас, не ожидая, что кто-то придёт и всё сделает за нас.

Показати кнопки
Сховати кнопки